Статья

23.11.2017
Леонид Бляхер
Кунст и Альберс - легенда Приамурья

Кунст и Альберс - легенда Приамурья

Очерк Леонида Бляхера об истории купцов-дальневосточников: «Начало»

Дальневосточная Атлантида - регион, некогда вынырнувший из темных вод прекрасным и загадочным краем, и канувший в них. Конец XIX - начало XX столетия стали не просто временем экономического расцвета Приамурья и Приморья. Это было время ярких и сильных людей, ярких поступков. О таких людях и захотелось мне рассказать.

Если человек впервые приезжает в любой город, расположенный в южной части Дальнего Востока, то, скорее всего, ему покажут солидное двух или трехэтажное здание, построенное в стиле модерн, протянувшееся на целый квартал. В Хабаровске и Владивостоке, в Уссурийске и Благовещенске и еще в 18 городах региона. Все это - торговые дома фирмы «Кунст и Альберс», одного из самых богатых торговых предприятий, просуществовавшего с 1864 по 1930 годы. Кроме 22 огромных магазинов, товарных складов, закупочных контор, школ, общежитий, банка и страховой компании были представительства в Москве и Санкт-Петербурге, Одессе и Риге, Германии, Японии и Китае. Оборот торговой империи на рубеже веков составлял 16 миллионов рублей в год. А начиналось все более, чем скромно...

Весной 1864-м года в Шанхае, ставшем одни из центров проникновения иностранного капитала в Китай, встретились два немца. Одного из них звали Густав Кунст. Он к тому времени успел уже изрядно побродить по свету. В поисках «места под солнцем» из родного Гамбурга он переправился в Константинополь. Но там не преуспел. Проехал почти всю Сибирь, где тоже не нашел себе применения. После долгих мытарств на скопленные деньги открыл небольшой магазинчик в Шанхайском сеттльмент.

Немцев в Шанхае было не много. Гораздо меньше, чем британцев, американцев и французов. В Шанхайский муниципальный совет входили только 2 германских подданных и 1 итальянец. Примерно так же распределялся и уровень предпринимательства. Огромные предприятия концессионеров и мелкий бизнес для всех остальных. Было похоже, что и здесь молодого человека с огромной энергией и решимостью, но, увы, без денег и связей ничего не ждет. Ведь, чтобы открыть небольшой магазинчик, который едва сводил концы с концами, было совсем не обязательно забираться на край света. Можно было оставаться и в родном Гамбурге. Наверное, именно такие невеселые мысли посещали молодого Кунста, кода судьба столкнула его с земляком и тезкой Густавом Альберсом.

Густав Альберс, казалось бы, был человеком иной биографии. Тридцатилетний моряк, уже более десятилетия бороздивший воды Мирового океана вдали от германских берегов. Штурман с более или менее внятной и уже почти состоявшейся судьбой. Впрочем, авантюрная жилка присутствовала и в нем. Хотя, наверное, она так осталась бы «жилкой», если бы корабль, на котором плавал штурман Альберс, не потерпел крушение у берегов Китая. Команда спаслась на берегу, оказавшись в чужом мире с не вполне ясными шансами на возвращение домой. Встреча штурмана с земляком-коммерсантом оказалась решающей.

В Китае для них места нет, решили друзья. Но и возвращаться домой, поджав хвост, сильно не хотелось. Вот тут-то и пришла на ум Густаву Кунсту далекая и почти пустая страна на Севере - Россия, Сибирь. После Айгунского мирного договора, по которому России отошли огромные земли, и без того не особенно теплые отношения с Францией и Британией стали особенно натянутыми. Напротив, к немцам в тот период империя благоволила. Благоволили и власти нового генерал-губернаторства. И вот, сложив то, что оставалось в карманах, два молодых человека решаются на авантюру.

Через немецких знакомых во Владивостоке, где и жителей было около тысячи человек, приобретается в аренду изба-магазин. А 16 сентября 1864 года, на шхуне «Мета» прибывают и сами компаньоны с первой партией товаров. Порох, оружие, спички, сахар, нитки, ткани, консервы. Все, что могло понадобиться жителям «города», где охота и рыболовство были не менее значимы, чем «городские» формы хозяйства. Такой вот «магазинчик на диком Западе» (Востоке). Надо сказать, что ассортимент лавочки мало, чем отличался от традиционного списка товаров, которыми торговали в регионе. Вот только магазинов не хватало. Ярмарки проводились раз в год, а между ними... полгода пустоты, бездорожья.

Не хватало торговых людей и в Приморье, которое только начинали осваивать русские переселенцы. Тут предприимчивые гамбургцы оказались «ко двору». Впрочем, проблем тоже хватало. Фрахт шхуны, чтоб доставить товары из Шанхая до Владивостока и Посьета, где вскоре возникает еще один магазинчик, был не дешевым удовольствием. Товары завозили на весь год. А население росло. Не столь стремительно, но достаточно для того, чтобы возникла необходимость организовывать дополнительный подвоз. Иначе магазин будет простаивать. А аренда? Да и жизнь в этом, забытом богом уголке, была во много раз дороже, чем, скажем, в европейской России, не говоря уж о Европе. Как же быть?

Тут штурман, а может и коммерсант вспоминают, что морская капуста, трепанги, гребешки в Китае товар крайне востребованный, не дешевый. Тогда как здесь, их великое множество. Раз можно товары ввозить, то можно и вывозить. Между Шанхаем и Владивостоком начинает курсировать шхуны, зафрахтованные будущими «первыми коммерсантами». Во Владивосток идут порох, ружья, спички и тому подобные товары. Обратно идут морепродукты. Обороты растут. Рядом с магазинами строятся склады, торгово-закупочные конторы. Да и город растет.

В 70-е годы XIX века здесь проживает более 8 тысяч человек. Вместе с ним растут и обороты фирмы. Медленно, но растут. Вместо арендованной избы, появляется собственный магазин на собственной земле. В 80-е годы сеть магазинов «Кунст и Альберс» охватывает уже многие города региона.

Кунст и Альберс становятся уважаемыми членами небольшой немецкой общины, из которой они, главным образом и рекрутируют работников. Через какое-то время компаньоны стали приглашать работников из Гамбурга. Одним из таких работников в 1874 году становится Адольф Даттан. С его именем и связан наивысший расцвет фирмы. И не только. Именно Даттан делает немецкое предприятие русским, дальневосточным. Пока же скромный, но необычайно аккуратный и сообразительный юноша быстро делает карьеру. В 1881 году он бухгалтер. А в 1884-м году уже компаньон, которому кроме жалования положено и 20% дохода фирмы, а также право от ее имени заключать торговые договоры.

Этому событию предшествовало путешествие Г. Кунста и Г. Альберса в Гамбург, после чего ими и было принято решение возвращаться домой, в Германию. Дела фирмы шли стабильно. Не хватало лишь хорошего управляющего, которому они могли бы доверить дело, составлявшее к тому времени уже до десятка магазинов и закупочных контор. Таким управляющим и стал Адольф Даттан, в российском подданстве Адольф Васильевич.

Итак, компаньоны-основатели постепенно отходят от дел. Фирмой начинает руководить Адольф Трауготт Даттан, сын пастора из старинного Наумбурга. Не хочется рассказывать «чувствительную» историю о его юных годах и бедствиях. Сын небогатого пастора шел тем путем, которым прошли десятки и сотни начинающих предпринимателей. В родном городе он становится учеником коммерсанта с минимальным жалованием. Конечно, хотелось бы побольше, но тогда так учили. Путь был понятен: годы учебы, младшее партнерство в фирме и, если повезет, со временем, собственное торговое предприятие. Вот только предприятие это будет небольшим. Под стать городку, хоть и старинному, но не особенно значимому. А хочется большего, намного большего. Авантюризм будоражит кровь, избыток сил не дает возможности примириться с годами, а может и десятилетиями серого существования.

Традиционным прибежищем для таких молодых людей становилась Америка. Туда отправляется и наш персонаж. Точнее, отправляется он в Гамбург, чтобы найти судно, идущее в Новые земли. Пока же судна нет, молодой человек, чьи родители отнюдь не возрадовались его решению, устраивается бухгалтером в ювелирный магазин, владельца которого (о, судьба!) зовут Фриц Альберс. В письме к своему далекому и неожиданно нашедшемуся родичу в Россию он самым лестным образом отзывается о Адольфе и... молодой человек получает предложение. Предложение фантастическое. Жалование - 50 рублей ежемесячно, еда и кров за счет фирмы. Для справки отметим - это, в тот период - довольствие офицера в немалых чинах. Даттан едет во Владивосток.

С его приходом к руководству фирмы коммерческая политика начинает меняться. Несмотря на авантюрную жилку и шанхайский опыт, основатели вели бизнес «по-немецки». Играли на разнице цен между Китаем и Россией, Россией и Европой. Даттан, который принимает российское подданство, начинает вести бизнес и «по-европейски» и «по-русски» одновременно. Немецкая община Владивостока была немногочисленной и замкнутой. Несмотря на рост оборота и значимости, прежние владельцы не выходили за ее пределы. Даттан решительно рвет с этой традицией. Он знакомится со всем Владивостокским и, позже, губернским «светом», сводит дружбу с первыми лицами и... почти сразу же получает государственный контракт. Казна в те годы платила и платила щедро. Казенные заказы становятся одним из важных направлений деятельности фирмы. Даттан умел дружить. А дружба делала его своим и понятным, помогала «делать дела».

Другой важной новацией, введенной новым управляющим, стала активизация финансовых операций. Получение удобного кредита в тот период, как, впрочем, и сегодня, было доступно крупнейшим золотопромышленникам и государственным подрядчикам. Не только мелкие торговцы, но и средний бизнес оказывались вне интереса финансистов. Даттан организует кредитное учреждение, активно финансирующее торговых людей, промышленников, крестьян-старожилов и казаков. Причем, кредиты даются на покупку товаров, поставляемых той же «Кунст и Альберс». Именно эти кредиты во многом дали толчок кооперативному движению в регионе, охватывавшему до 80% крестьян, инициировали возникновение крупных фермерских хозяйств в регионе, вооруженных передовой сельскохозяйственной техникой.

Приамурские и приморские крестьяне были богаты. Они не просто получали свои «сто десятин» (гектаров) на семью, но освобождались от налогов, подушной подати, иного тягла. До 1910 года их не призывали в армию. Работай, да богатей себе и миру на радость. Даттан помогал им стать еще богаче. Не себе в убыток, конечно.

Владивосток становится все более крупным портом. Растут торговые перевозки, возникают китобойные предприятия. Вслед за ними появляются фирмы, страхующие морские перевозки. Одной из первых была страховая контора, созданная при участии Даттана. Обороты и доходы фирмы не просто «росли». Они росли фантастически. В первую очередь, благодаря умению дружить и деловой хватке Адольфа Васильевича.

Но было в нем еще нечто, кроме умения «ладить с людьми», некая сверхзадача, сверхцель, для которой растущие обороты были только средством. Конечно, здесь мы вторгаемся в область человеческих желаний, в область гаданий и предположений, но уж больно оно похоже.

Голосов:
0

Комментариев: 0

Просмотров: 445

Поделиться

Новости

14.12.2017 //17:40
Владимир Путин: Правительство РФ работает удовлетворительно
14.12.2017 //17:32
Пресс-конференция Владимира Путина длилась три часа 40 минут
14.12.2017 //17:26
Продукция производителей Хабаровского края пользовалась повышенным спросом н Дальневосточной ярмарке в Москве
14.12.2017 //14:17
Владимир Путин: Культурное и языковое многообразие - это наша гордость и это наше богатство
14.12.2017 //12:28
В Москве проходит большая пресс-конференция Владимира Путина
13.12.2017 //14:59
Правительство выделило 200 млн рублей на развитие виноградников и молочного скотоводства в Крыму
13.12.2017 //14:43
Владимир Путин подарил электрическое пианино школьнице из Удмуртии
13.12.2017 //13:53
Названы регионы с самыми большими пособиями за рождение первого ребенка
13.12.2017 //12:21
За Владимира Путина на выборах Президента готовы проголосовать 75% россиян
13.12.2017 //12:11
Госдума приняла законопроект о ежемесячных выплатах при рождении ребенка

Все новости

Также по теме