Статья

04.06.2019
Яков Алексейчик
Наполеон на службе у русского царя

Наполеон на службе у русского царя

Не все Бонапарты воевали с Россией

Несколько лет назад в Белоруссии появились публикации о том, что группа энтузиастов предложила установить «скамейку Наполеона» в райцентре Сморгонь на Гродненщине. Формальный повод для появления такой скамейки есть: именно в Сморгони император Наполеон I Бонапарт 5 декабря 1812 года бросил свою армию на маршала Иоахима Мюрата и отбыл в Париж.

Впрочем, то, что он бросил, можно было назвать армией с большой натяжкой, так как после похода на Москву от нее оставались жалкие крохи – с десяток тысяч штыков и сабель из почти шестисот тысяч. Явная полководческая катастрофа для человека, до этого испытавшего двадцатилетний взлет, подчинившего не только Францию, но и всю Западную и Центральную Европу, маршировавшего со своими полками даже по пескам Египта и Сирии. Трех своих братьев он сделал королями – Испании, Голландии и Вестфалии, четвертого князем, а двух сестер герцогинями. И вот…

Инициаторы проекта исходили из того, что Наполеон принял решение о бегстве, сидя на обычной уличной скамейке в центре Сморгони. И потом действовал так быстро, что оставил на ней свою шляпу-треуголку, перчатки, кусок военной карты.

Впрочем, на той скамейке могло быть и больше личных вещей французского императора. К примеру, мундир с эполетами, брюки. Он ведь уходил переодетым в форму польского улана, и сопровождал его эскадрон тех же улан.

О чем размышлял Бонапарт на длинном пути из Сморгони в Париж? Может быть, о том, что рок слал ему неблагоприятные сигналы в самом начале московского похода? Ведь первый звонок такого рода для него прозвучал еще в середине июля и несколько южнее – у города Кобрин. Там российский генерал А.П. Тормасов наголову разбил служивших Наполеону саксонцев. Военный историк А.И. Михайловский-Данилевский, сам дравшийся с французами на той войне, констатировал, что тот разгром на многих произвел весьма удручающее впечатление. «Кобринское дело возымело также великое нравственное влияние… как по левую, так и по правую сторону Немана… От Кенигсберга до Варшавы все пришло в смятение». Левая часть Немана, о которой идет речь, тогда считалась польской. Французский посол в Варшаве тоже записал, что с того времени «общий дух упал и более уже не воскресал».

Однако на потерю пяти тысяч саксонцев Наполеон особого внимания тогда не обратил и духом не ослаб. Да и покидая армию после остановки в Сморгони, он отнюдь не считал свой поход законченным. Полагал, что проиграна только первая его партия, потому стремился побыстрее добраться до Парижа, вновь собрать 300-тысячное войско и… Как писал известный историк Евгений Тарле, «он был уже поглощен новой, готовящейся партией и обдумывал, как ее лучше выиграть».

Поразмыслить в той ситуации, ему, конечно же, было над чем, но вряд ли он вспоминал, что когда-то сам собирался служить России. Скорее всего, к тому случаю в жизни Наполеона в те годы не раз возвращался другой человек – русский генерал Иван Александрович Заборовский.

Это он в 1788 году во Флоренции набирал европейских офицеров-добровольцев для российской армии, которая готовилась к решающим сражениям с турками. Обращался к нему и девятнадцатилетний артиллерийский поручик Наполеоне Буонапарте, находившийся тогда на своей малой родине – на Корсике.

Он просил принять его на русскую службу тем же чином, то есть поручиком, но незадолго до этого Заборовский получил предписание императрицы Екатерины II брать добровольцев с понижением в звании на одну ступеньку, поскольку желающих было много. Наполеона не удовлетворил письменный отказ генерала, он добился личной встречи с Заборовским, и, получив подтверждение тому, что было сказано в официальной бумаге, в сердцах заявил, что предложит свои услуги прусскому королю, который примет его на службу капитаном.

Кто знает, не думал ли ставший уже сенатором Российской империи генерал Заборовский, что, не откажи он тогда молодому поручику, история Франции, России и всей Европы могла пойти другим путем – без сражений при Аустерлице, при Бородино, при Ватерлоо, без сожжения Москвы и последующего прихода русских в Париж. Зато, возможно, в русской истории появился бы фельдмаршал Бонапарте, прославившийся своими победами в сражениях с османами.

Но для Наполеона обстоятельства сложились так, что способному офицеру не понадобилось обращаться к прусскому королю или кому-либо еще. В двадцать четыре года он и во французской армии стал бригадным генералом, показав себя блестящим артиллеристом при штурме занятого англичанами Тулона.

В двадцать шесть, уже в революционном Париже, пока другие офицеры раздумывали, этично ли «стрелять в своих», он, не колеблясь, применил пушки против сторонников короля. И стал дивизионным генералом.

Возможно, его решительности поспособствовало то, что он не был парижанином, даже французом, потому дерущиеся на столичных улицах были ему скорее чужды, чем близки. Родился Наполеоне на Корсике в том самом 1769 году, когда французы разгромили его земляков и подчинили остров своему королю Людовику XV. Делая карьеру, будущий император зачастую предпочитал принцип «стреляй, а там видно будет». Да и потом утверждал, что «дипломатические переговоры лучше всего ведет полк тяжелой артиллерии».

Через каких-то десять лет после отказа Заборовского Наполеон стал фактическим главой Франции, еще через пять надел императорскую корону. И, мчась из Сморгони в Париж, вряд ли вспоминал о том эпизоде молодости, как и о том, видимо, что собирался жениться на сестре русского царя Александра – Екатерине Павловне, но Александр отказал. Намеревался воевать до упора. А что не в столь уж отдаленном будущем кто-то из Бонапартов окажется на службе в российской армии ему просто не могло прийти в голову…

Как говорят французы, в любом запутанном деле в качестве причины надо искать женщину. Здесь тоже все началось с племянницы императора Матильды – дочери его родного брата Жерома, которого Наполеон сделал королем Вестфалии. Матильде исполнился только год, когда умер венценосный дядя, но жизнь ее сложилась совсем не скучно. В юные годы она была обручена с двоюродным братом Шарлем Луи Наполеоном и сама имела шансы стать обладательницей короны, поскольку потенциальный муж молодой дамы теперь тоже известен как император Наполеон III. Он, правда, не обладал такими талантами, как его более знаменитый дядя, проиграл войну Пруссии, стал пленником канцлера Бисмарка.

Помолвка с ним была расторгнута еще тогда, когда жених за участие в заговоре попал в тюрьму. В девятнадцать лет Матильда вышла за одного из самых богатых женихов России – Анатолия Демидова, который, состоя при Министерстве иностранных дел, пребывал то в Париже, то в Вене, то в Риме. Его годовой доход достигал двух миллионов рублей. Для сравнения напомним, что годовая зарплата поступившего на службу в Министерство иностранных дел Александра Пушкина составляла 700 рублей. Корова, например, тогда стоила 25-30 рублей. Значит, Демидов каждый год мог покупать примерно 50 000 буренок – то есть в пять раз больше нынешнего поголовья на фермах и в личных хозяйствах Сморгонского района.

Это по заказу Анатолия Демидова художник Карл Брюллов написал знаменитую картину «Последний день Помпеи». Он финансировал поиски каменного угля в Донбассе, жертвовал огромные суммы на благотворительность, а себе купил в Италии княжество Сан-Донато.

Однако семейная жизнь у них не сложилась. После того, как Демидов, привязав молодую жену к кровати, отстегал ее розгами по тому месту, которое и у француженок является мягким, она сбежала, прихватив драгоценности. А затем развелась с ним. По решению суда брошенный муж должен был ежегодно платить ей громадные по тем временам деньги – 200 тысяч франков. На них Матильда Летиция Вильгельмина Бонапарт не только безбедно существовала, но и содержала знаменитый салон, который посещали и Александр Дюма, и Жорж Санд, и Марсель Пруст.


Когда ей было сорок лет, у нее и появился племянник, который связал свою судьбу с Россией куда прочнее, чем тетя. Луи Наполеон Жозеф Жером Бонапарт родился ровно 155 лет назад – в 1864 году.

Он был внуком Жерома – родного брата императора Наполеона I и сардинского короля Виктора Эммануила II, племянником императора Наполеона III и итальянского короля Умберто II. Его отец, будучи французским дивизионным генералом, участвовал в Крымской войне. Но Луи Наполеон Жозеф Жером не был похож на знаменитого деда ни внешне, ни хваткой. Не стремился к власти, хотя мог претендовать на корону, не ссорился с родственниками из-за имущества. В восемнадцать лет поселился в доме своей тети, той самой Матильды Бонапарт, начав вкушать прелести жизни. Однако забеспокоился отец, потребовавший, чтобы сын поступил на военную службу, что тот и сделал, записавшись в пехотный полк. И все, видимо, пошло бы нужным чередом, если бы французский парламент не принял решение выселить из страны всех, кто мог претендовать на французский трон: Бурбонов, Орлеанов, Бонапартов. Принц Луи Бонапарт перебрался в Италию, где жила его мать Клотильда Савойская, ставшая к тому времени монахиней. И продолжил жизнь военного офицера. Уже через год лейтенант стал капитаном.

Резкий поворот он сделал в 26 лет, но ни один из источников не дает ответа на вопрос, почему Луи Наполеон Жозеф Жером Бонапарт отправился в Россию. Возможно, потому, что был дальним родственником и российского императора Александра III: дед молодого офицера Жером, который в походе на Москву командовал корпусом и получил у русских прозвище «король Ерема», был женат на двоюродной сестре Александра I.

Луи Наполеон Жозеф Жером Бонапарт на русскую службу был зачислен подполковником в 44-й Нижегородский драгунский полк – один из самых известных в русской армии, история которого началась еще в 1701 году. В свое время в нем числились Александр II и Александр III.

Через пять лет он стал полковником и командиром лейб-гвардии уланского полка, входившего во 2-ю гвардейскую кавалерийскую дивизию, расквартированную вблизи Санкт-Петербурга, в которой погоду делали великие князья императорской фамилии. И вскоре был пожалован званием генерал-майора. Более того, ему был вручен орден святого Андрея Первозванного, что тоже намекало на личную расположенность Александра III к молодому генералу из рода Бонапартов.

По своему статусу лейб-гвардии уланский полк должен был участвовать в официальных торжествах, связанных с прибытием в Россию иностранных государей и президентов. В 1897 году приезжал французский президент Феликс Фор. У организаторов протокола возникло беспокойство, станет ли во время торжественного марша командир полка из рода Наполеонов приветствовать президента-республиканца. Однако Луи Наполеон заявил, что он – русский офицер и поступит так, как требуется от русского офицера. Но проявил характер в другой ситуации. Растроганный теплым приемом, Феликс Фор решил всем офицерам свиты российского императора вручить орден Почетного легиона. И впал в полное недоумение, когда командир уланского полка отказался принять награду, заявив, что ему по праву рождения принадлежит Большой Крест ордена, который могли носить только главы государств. Ситуацию пришлось «разруливать» Николаю II, который пояснил президенту, что полковой командир принадлежит к роду Наполеонов.

Однако в лейб-гвардии Луи Наполеон – Людвик Иосифович в столичной жизни – не прижился, и через два года был направлен в Закавказье командовать 1-й Кавказской кавалерийской дивизией. В 1905 году он жестоко подавил волнения в Кутаиси.

Сам посещал опасные места, приказывал открывать огонь на поражение по тем, кто не думал подчиняться, дома, из которых велась стрельба, приказывал разрушать артиллерийским огнем. Был назначен Эриванским военным губернатором с производством в генерал-лейтенанты. Но и там этот прямолинейный человек не поладил с царским наместником Воронцовым-Дашковым, и после одной из ссор подал в отставку, тем более что перед этим получил в наследство богатства тетки Матильды. И сразу же съездил в гости к Наполеону Ахиловичу Мюрату – тоже русскому генералу, правнуку того самого маршала Иоахима Мюрата, которому в Сморгони Наполеон передавал командование войсками.

С началом Первой мировой войны Людвик Иосифович вернулся на службу в русскую армию и представлял российское командование при итальянском генеральном штабе. Некоторые авторы утверждают, что революция вновь застала его на Кавказе, потом он эвакуировался из Крыма с войсками Врангеля, но сами же признают, что документальных подтверждений участия Луи Наполеона в Гражданской войне на стороне белых не найдено.

Зато строятся догадки, как могла сложиться его судьба, если бы он перешел на сторону красных, ведь так необычно звучало бы: краском Наполеон.


А примеры такого рода тоже были. Русскому престолу верно служили наследники правителей Нахичеванского ханства, которое по Туркманчайскому договору (подписание которого – заслуга А.С. Грибоедова) в 1828 году поступило «в полную собственность» Российской империи. Один из них – Исмаил Хан Эхсан Хан оглы Нахичеванский – в 1877 году во время Русско-турецкой войны руководил героической обороной крепости Баязет – предшественницы Брестской обороны. Она без провианта и даже без воды продержалась 23 дня. На исходе Первой мировой полный генерал Гусейн Хан Нахичеванский, внук последнего правителя Нахичевани, командовал Гвардейским кавалерийским корпусом, являлся кавалером 15 российских орденов и единственным за всю историю России мусульманином, ставшим генерал-адъютантом «свиты Его Императорского Величества». В 1917 году он вместе с командиром 3-го конного корпуса Ф.А. Келлером подтвердил свою верность Николаю II. Больше таких среди высших военных не нашлось...

Большевики расстреляли Гусейна Хана Нахичеванского в Петропавловской крепости вместе с четырьмя великими князьями. Федора Артуровича Келлера убили петлюровцы в Киеве. А вот племянник Гусейна Хана Нахичеванского, Джамжид Джафакрули оглы, четырежды награжденный орденами во время Первой мировой, в Гражданскую войну командовал дивизией в Красной армии. Потом трижды арестовывался, дважды приговаривался к смерти, и был расстрелян в 1938 году. Трудно сказать, были бы у Луи Наполеона шансы избежать такой судьбы…

После войны и Октябрьской революции Людвик Иосифович жил в Швейцарии в своем замке Пранжен. Его соседом был Карл фон Габсбург – бывший кайзер Австро-Венгрии. Политики генерал сторонился. Путешествовал по миру. Любил выйти на прогулку в русском мундире со всеми наградами и называть себя Наполеоном.

Умер в 1932 году. Семьи у него не было.

А скамейку в Сморгони так и не поставили. Хотя, возможно, стоило это сделать. В качестве напоминания. Одним – о том, какие в этих местах случались незваные гости. Другим – о том, как незваным гостям, даже весьма высоким, приходилось улепетывать…

На фото: Луи Наполеон Жозеф Жером Бонапарт

Голосов:
0

Комментариев: 0

Просмотров: 1310

Поделиться

Также по теме