Статья

08.11.2019
Надежда Левченко
Страна у нас богатая, или барнаульские записки

Страна у нас богатая, или барнаульские записки

Психологи говорят, что лучший способ отдохнуть – сменить обстановку. И я уехала… в Барнаул. «Лучше бы на эти деньги в Турцию махнула!» – смеялись подруги. Вот уж нет! Посмотреть на родное Отечество хочется.

Город начинается с вокзала

И вот - позади фирменный поезд «Москва-Барнаул» и три с половиной тысячи километров. Перед глазами – стандартное здание вокзала. Таких как этот, за три дня пути по России видела десятки: разных оттенков зелёного, жёлтого, красного цветов. С высокими и низкими платформами. С газетными и сигаретными киосками, в которых можно купить зубную щётку, презервативы и стельки для обуви. С бабульками, торгующими домашними яблочками, сливами и грушами – и всем тем, чем оказался богат нынешний дачный сезон. С голубями, бессовестно путающимися под ногами вышедших прогуляться на перрон пассажиров. С шелухой от семечек и клубами табачного дыма. В первые сутки в поезде приближение к очередной станции вызывало лёгкий трепет. Красивый ли там вокзал? Просматривается ли город? Можно ли увидеть что-нибудь действительно интересное? Но на каждом вокзале подъезжающих в вагонах людей встречали только привычные вокзальные пейзажи.

Кое-где можно было увидеть монументы вождю мирового пролетариата – в одном месте Ленин задумчиво смотрит в будущее, а несколько сотен километров спустя уже запечатлён в момент решительного, целеустремленного движения вперёд: кажется, ещё чуть-чуть и сойдёт с гранитного пьедестала, и его твёрдый шаг ускорит вращение нашей планеты. На одной из небольших станций великий революционер и вовсе уже повернулся к путникам спиной, будто сразу зовёт за собой.

В самом Барнауле Ленин суров и брутален: руки сжаты в кулаки, шаг твёрдый, строгий взгляд в сторону. На плечах – небрежно накинутый плащ. Он не встречает на вокзале гостей города, но гордо обозревает его из самого центра.

Барнаул – город конрастов

Устойчивое ощущение, что меня перебросило назад в прошлое, было верным спутником с первых секунд пребывания в Барнауле. Огромные, просто гигантские площади рассыпаны по городу в стиле советского градостроительства, предпочитающего, как известно, геометрическую правильность и прямые углы. Обязательное украшение – фонтаны: гранитный или бетонный правильной формы бортик, железные трубки, покрытые толстым слоем краски, запах хлорки, и необыкновенно синий цвет воды. Фонтаны рождают радугу и освежают измученных жарой прохожих, даря им короткие минуты счастья. За две недели моего путешествия по Алтайскому краю столбик термометра днём не опускался ниже 30 градусов. Ни-ра-зу.

Центральные улицы и перекрёстки Барнаула тоже огромные, как и площади. Даже молодые и спортивно сложенные люди с трудом успевают перебегать их в отведённое светофором время. Вокруг – монументальная застройка, красивая, величественная, правда, местами уже требующая ремонта. На стенах – мемориальные таблички в память великих строителях и деятелях. Тут и там памятники, и скульптурные композиции, поставленные в советский период истории. Одним из лучших образцов художественного творчества тех лет в Барнауле стал замечательный памятник, украшающий площадь Сахарова при Алтайском краевом театре драмы имени В.А. Шукшина, - «Искусство принадлежит народу». Если бы его ещё и подновить…

Два крупных проспекта Барнаула – Красноармейский и Социалистический, оказались современными и, возможно, соответствующими некоторым представлениям о том, как должны выглядеть улицы сегодня. Нескончаемый поток машин, несчетное количество ресторанов, кафе, самых разнообразных магазинов, развлекательных комплексов, и всё это – с яркими вывесками, красочными растяжками и другими привлекательными деталями. Если верить местным жителям, то Барнаул держится в топе российских городов по числу учреждений сферы услуг на душу населения. И куда ни зайди – везде комфортно немноголюдно. Только в кафе известной марки, предлагающем фастфуд, очередь тянется до самого выхода.

Эта часть Барнаула изумляет креативной застройкой. Дома привычной и цилиндрической формы, с башенками и шпилями, кирпичные, панельные, пеноблочные, одноэтажные и высотные, стоящие прямо на перекрёстках и кокетливо развёрнутые в пол оборота, с пристройками самых разных видов и без них, они теснятся друг к другу, удивляя смешением стилей. Сначала такое разнообразие может показаться странным. Но вскоре замечаешь, что с нетерпением ожидаешь следующего перекрёстка, в предвкушении задумываясь: а что там дальше?

А когда добираешься до Нагорного парка – просто теряешь дар речи. С возвышенности, которая окутана приятной зелёной растительностью, открывается потрясающий вид на реку Обь, Новый мост, и на весь Барнаул.

Страна у нас богатая

Но часть моего сердца осталась не в этой новой архитектурной эклектике, а среди деревянных домов и домиков по улицам Никитина и Анатолии. Да-да, именно Анатолия называют улицу в Барнауле, также как называется полуостров в Турции и как древние греки называли Малую Азию.

После очередной прогулки по Бараулу, утомленная солнцем, пылью и впечатлениями, возвращалась в гостиницу. И вдруг, что-то промелькнуло слева. Фокусируюсь. Красивый бревенчатый старый двухэтажный дом. Подошла. Изумительное строение: резные наличники, окна первого этаже на четверть ушли в землю, запах сырости и старого дерева, почти подвальная прохлада. А дом - жилой. На окнах – занавески, подоконник заставлен мягкими игрушками, горшками с цветами. Вот это да! Хватаюсь за фотоаппараты, подхожу ближе, отхожу дальше, присаживаюсь, выворачиваюсь наизнанку, стремясь поймать лучший ракурс. Моё оживление привлекает внимание мужчины лет пятидесяти, в клетчатой рубашке, заправленной в поношенные брюки, и полупустым пакетом в руках.

– Красивый дом? – неожиданно с чуть заметной улыбкой обращается он.

– Да, потрясающий!

– Там дальше будет ещё красивее - «Дом архитектора» называется. И на соседней улице тоже, и на улице Пушкина.

– Каким чудом эти дома сохранились, они же еще дореволюционные, наверное?

– Да, дома старые. Да и Барнаулу уже - сейчас скажу… - двести шестьдесят лет. – И в Иркутске такие дома есть, может, ещё лучше. Была в Иркутске? Нет? Съезди. Там красиво, - советует барнаулец на прощание.

И всё-таки он немного ошибся. Барнаулу - двести восемьдесят девять лет. Но о трёх «дореволюционных» улицах сказал истину. А был ли прав насчёт Иркутска – проверю следующим летом. Страна у нас такая богатая, что для путешествий на всю жизнь хватит.

Фото автора

Журнал «Русский век», №9, 2019 г.

Голосов:
1

Комментариев: 0

Просмотров: 862

Поделиться

Также по теме