Статья

12.11.2019
Андрей Торин
30 лет без Берлинской стены: стало ли безопаснее в Европе?

30 лет без Берлинской стены: стало ли безопаснее в Европе?

Германия отметила 30-летний юбилей падения Берлинской стены. Её крушение стало одним из этапов на пути объединения Германии, символом окончания холодной войны. Тогда многие политики считали, что эпоха «разделительных линий» на планете закончилась. Однако прошло несколько десятилетий, и стало ясно, что новая эра в международных отношениях, о которой так много говорили политики в конце 1980-х годов, так и не наступила. Современный мир пронизан еще большими противоречиями, вызовы безопасности стали более изощренными, а доверие между странами практически сведено к нулю.

Почему так произошло? На этот вопрос дали свои варианты ответов известные российские учёные, принявшие участие в круглом столе, состоявшемся на днях в Москве.

Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР/России в ФРГ в 1990-1997 годах Владислав Терехов подчеркнул, что условия объединения Германии могли быть разными и во многом зависели от того, как менялась расстановка политических сил внутри Советского Союза и на международной арене. «Было бы преувеличением считать, что объединение произошло оттого, что рухнула стена, - заметил дипломат. – Оно стало возможным из-за необратимых изменений в СССР и странах соцлагеря».

В.Терехов отметил, что последствия произошедших в ноябре 1989 года событий были неблагоприятными для нашей страны. «Произошло усиление потенциала НАТО, прекратил свое существование Варшавский договор, а в Москве пришлось решать вопрос о выводе Западной группы войск. Вопреки всем риторическим заявлениям, противоречия и угрозы безопасности в Европе не исчезли», - подчеркнул эксперт.

Главный научный сотрудник Института всеобщей истории РАН, профессор кафедры истории России новейшего времени факультета архивного дела Историко-архивного института РГГУ Алексей Филитов назвал события, связанные с объединением ФРГ и ГДР, временем неиспользованных возможностей. По его словам, за несколько месяцев до падения Берлинской стены состоялась беседа начальников правовых отделов Министерств иностранных дел СССР, Франции, ГДР и ФРГ, на которой, в частности, советским представителем была дана оценка складывающейся ситуации в Европе. Он, в частности, отметил, что Варшавский договор необратимо распадается, и в этих условиях Москва не в состоянии будет воспрепятствовать вступлению объединенной Германии в Североатлантический альянс. «Несмотря на заявление коллеги из ФРГ о том, что Бонн будет делать все возможное для того, чтобы не только советские, но и американские войска покинули Германию, практика свидетельствует об обратном, и подразделения армии США до си пор находятся на территории этой страны», - подчеркнул историк.

Как оценивали произошедшие изменения в Кремле? Отвечая на этот вопрос, ведущий научный сотрудник отдела истории ИНИОН РАН Валерий Любин сослался на дневник помощника президента СССР по международным делам Анатолия Черняева, который в записи от 10 ноября 1989 года отметил, что падение Берлинской стены означает радикальное изменение соотношения сил на международной арене и фактический конец Ялтинско-Потсдамской системы.

Научный сотрудник Германского исторического института в Москве Сергей Кудряшов заявил, что сразу после падения Берлинской стены в стране царило состояние эйфории и надежд на достойное совместное будущее. Однако это ощущение очень быстро прошло, в особенности после того, как ФРГ фактически «поглотила» территорию ГДР. Вскоре на восточных землях преобладающим стало чувство национального унижения. По последним данным, от 17 до 19% опрошенных в восточных землях сожалеют о событиях тридцатилетней давности. Фактически объединение Германии породило множество политических, экономических и социальных проблем, которые не разрешены до сих пор, несмотря на огромные средства, которые вкладываются в развитие этих территорий. В частности, из-за оттока населения с востока страны на запад численность населения здесь стала меньше, чем в 1905 году.

С.Кудряшов напомнил, что после объединения в восточные земли прибыли чиновники из ФРГ, возглавившие местные органы власти и управления. Бывшие граждане ГДР, а тем более представители прежних силовых структур потеряли возможность продолжать карьеру, а многих из них подверглись преследованиям. В идеологическом плане возобладала позиция, согласно которой Федеративная Республика Германии была демократическим государством без серьезных недостатков, а ее восточная соседка – изначально незаконно созданное, порочное в своей основе государственное образование. Подобная ситуация не могла не вызвать ответную реакцию, которая нашла свое выражение в росте популярности левых и крайне правых движений.

«Какие уроки стоит извлечь России из событий тридцатилетней давности? Прежде всего, помнить о том, что если ты создал себе союзника, то его необходимо поддерживать. Советский Союз внес значительный вклад в развитие ГДР, а затем без особого сопротивления сдал эту страну. При этом Горбачев не мог толком объяснить, в чем заключаются интересы его страны в изменившихся условиях и не закрепил их юридически», - отметил эксперт.

Доцент кафедры международной безопасности факультета мировой политики МГУ им. М.В. Ломоносова Алексей Фененко напомнил, что что единая Германия возникла на политической карте мира только в 1871 году, а до той поры представляла собой конгломерат мелких государств во главе со своими монархами. Кроме того, прирейнские области Германии всегда находились в более выгодном экономических и географических условиях, чем восточные земли. Поэтому списывать их отсталость на опыт пребывания в составе ГДР, как это нередко делается современными публицистами, было бы неверно. Кроме того, на протяжении всего периода холодной войны германский вопрос не считался советской стороной закрытым раз и навсегда. Без доброй воли Москвы, которая при первой возможности стремилась возвратиться к обсуждению этой проблемы, само объединение не могло бы состояться.

По словам А.Фененко, положение СССР в Европе основательно подверглось испытанию в начале 1980-х годов из-за обострившегося экономического и политического кризиса в Польской Народной Республике, в ходе которого Москва так и не решилась ввести на территорию этой страны войска. Конечно, в ПНР было введено военное положение и сформировано новое правительство, однако возглавивший его Войцех Ярузельский не пользовался безоговорочным доверием со стороны советского руководства. Последующие события, в том числе и объединение Германии, стали прямым следствием польского кризиса. В то же время эксперт не согласился с утверждением, что падение Берлинской стены стало знаком конца Ялтинско-Потсдамской системы. «Можно говорить лишь о ее серьезной трансформации, но не распаде», - подчеркнул он.

А.Фененко отметил, что по отношению к Германии по-прежнему действуют четыре ограничения ее суверенитета, установленные еще по отношению к ФРГ в 1949 году. В частности, ей запрещено проводить референдумы по военно-политическим вопросам, решать вопрос о присутствии союзнических войск на своей территории, принимать без одобрения держав-победительниц какие-либо внешнеполитические решения и развивать ряд компонентов вооруженных сил – прежде всего оружие массового поражения.

ФРГ и ГДР стали единым государством согласно подписанному 12 сентября 1990 года Московскому договору, известному также как Договор об окончательном урегулировании Германии. Однако на этапе обсуждения этого документа между державами-победительницами во Второй мировой войне (СССР, США, Великобританией и Францией) были разногласия по вопросу о формуле, по которой будет происходить объединение страны. Было два варианта. Первый из них («2+4») предполагал, что в ФРГ и ГДР сами решат, на каких условиях им объединиться, а четыре страны-участницы антигитлеровской коалиции подпишутся под этим решением. Второй («4+2») отдавал державам-победительницам право выработать решение и поставить Западную и Восточную Германии перед фактом. На этом варианте настаивали Париж и Лондон. Но только по инициативе Москвы, поддержанной Вашингтоном, в основу Московского договора, подписанного 12 сентября 1990 года, был положен вариант «2+4».

По словам Алексея Фененко, в настоящее время в германской политической элите противостоят друг другу две влиятельные группы политиков. Одна из них стремится к постепенному освобождению от наложенных на страну ограничений, восстановлению полного суверенитета и сбалансированному диалогу с Москвой. Типичными представителями этой «партии» являются федеральные канцлеры Гельмут Коль и Герхард Шрёдер. Ее оппоненты (среди которых, в частности, Ангела Меркель) напротив, развивают активные контакты с Вашингтоном, а во внешней политике делают акцент на экономическом освоении восточноевропейского пространства, которое ведет к неизбежному конфликту с Москвой. Это стало причиной очередного столкновения Москвы и Берлина, прежде всего на Украине, через территорию которой идет транзит энергоресурсов в Западную Европу.

Именно в мощном экономическом росте Германии и опасениях, связанных с ним, А.Фененко видит причину Brexit и попыток Великобритании покинуть Европейский союз. Кроме того, эксперт не исключает, что в случае продолжения кризисных тенденций в ЕС роль немецкого языка, который до сих пор не входит в число рабочих языков Организации Объединенных Наций, может возрасти, а в перспективе привести к своеобразному союзу немецких государств в Европе, включающего собственно Германию, Австрию и ряд соседних стран.

Голосов:
0

Комментариев: 0

Просмотров: 752

Поделиться

Также по теме

Россия и Чехия: новые технологии в здравоохранении и перспективы сотрудничества